О новомучениках

Икона_Собор_святых_новомучеников_и_исповедников_российскихВ первые времена становления Христианства было много мучеников во имя веры Христовой. Но те моменты были довольно кратковременные, то есть мучения длились не долго, хоть и были чудовищно страшными, совершенно непостижимыми для нас. Но настолько явной была благодать Божья, что порой мученики чудесно исцелялись от ран и представали на следующий день перед мучителями совершенно здоровыми и исцелёнными. И вот это действие чудесной благодати Божией приводило к вере гонителей, палачей, язычников. Они сотнями, тысячами обращались ко Христу. Периоды гонений, мучений были только во время нескольких лет правления какого-то гонителя: нечестивый Юстиниан, Диоклитиан, Ликиний, Юлиан-отступник. Потом какие-то времена — более спокойные. Также были сановные вельможи, которые тайно мучили своих рабов-христиан, как повествуют нам жизнеописания святых.

И вот появляется Русь Святая, и начинается история Русской Православной Церкви. Девять столетий Русская Православная Церковь не знает периодов мучений, идёт время — период преподобничества, святости, богоугодности, прославления, становления Святой Руси, возрастание благочестия, просвещения, образования, культуры, письменности, речи, — всё формируется в эти годы. И гонителей нет на Руси, нет никакого периода мученичества. Но вот наступает ХХ век — длительный период мучений. Изощрялась злоба бесовская, чтобы долго мучить и уничтожать человека. Пребывания в лагерях, в ссылках, в казематах, на допросах, страшные унижения, пытки были, — всё это очень долго длилось, так что каждый из истинных Христовых исповедников и мучеников скорбели душой смертельно. И это была самая главная задача, — не просто физически уничтожить — это было бы проще, а вся изощрённость была в том, чтобы долго мучить и уничтожать человека, чтобы он отрёкся от Христа, чтобы он не выдержал, чтобы не хватило сил человеческих. И без Божией благодати никаких сил человеческих не хватило бы противостоять этому адскому безумию.

Период гонения на наших священномучеников прошлого века продолжался десятилетия; можно сказать, что закончился он в конце 50-х годов. Затем начался период исповедничества — то есть, когда гонения на христиан уже не заканчивались смертной казнью. Также были и заключения, и всевозможные ссылки, и храмы закрывались. Но из заключений, в большинстве случаев, священнослужители, монахи, христиане и миряне возвращались к мирной жизни и заканчивали её естественной смертью, если можно так сказать.

И вот этот новый период в истории нашей Русской Православной Церкви, явил огромное количество святых, то есть новый период мученичества дал в два раза больше святых, чем было за предыдущие девять веков! Но чем для нас ценен этот факт прославления новомучеников и исповедников Российских? Тем, что они близки нам. Тем, что они для многих из нас являются родными — бабушками, дедушками, прабабушками. Родственников священномученика Владимира Лубянского мы часто видим лично, они присутствуют в нашем храме. В моём роду тоже есть священномученики — Митрофан, архиепископ Астраханский и священник Александр Казанчев, который был замучен большевиками в Крыму в 1918 году. Получается настолько всё близко, что даже не нужно нам считать десятилетия, потому что это в принципе одно время, они наши современники. Это не то, что те далёкие святые, которые были почти две тысячи лет назад во времена первохристианства, например, великомученик Георгий — небесный покровитель нашего храма. Историческая дальность мешает нам порой близко осознать и ощутить этого святого. Мы воспринимаем его как духовно-историческую личность.

Святые новомученики и исповедники, которые явно в наше время явили святость и верность, непоколебимость в исповедовании Христа являются для нас это опорой вдохновением. Святитель Симеон Новый Богослов говорил о том, что если мы не почитаем близких святых, то как мы можем почитать далёких святых? И мы должны осознавать важность и величие этого события.

Наша Русская Православная Церковь самая большая среди Православных церквей. Если объединить все поместные церкви: Иерусалимскую, Антиохийскую, Грузинскую, Болгарскую, Сербскую, все-все поместные церкви — они будут гораздо меньше, чем одна наша Русская Православная Церковь. И мы вместе с канонизированными прославленными нашими близкими святыми новомучениками и исповедниками составляем величие нашей Церкви. И как можно чаще мы должны задумываться об этом. Потому что не просто вот, я живу своей христианской жизнью, я прихожу в церковь, я исповедуюсь, я прошу у Бога прощения, а мы приходим в храм Божий, и мы вместе составляем величие и непоколебимость этой Церкви, столп и утверждение истины. Не просто во всех святых, которых прославляет Церковь, а в нас с вами! Потому что мы принадлежим к этой Церкви. И не только по кровной родственной связи, по национальности и по народности, а по святости.

И те люди, которых мы ныне прославляем как новомучеников, исповедников, были такие же простые люди, как и мы с вами. Мы не можем обо всех говорить, кто насколько был свят и праведен в своей жизни. Некоторые даже сетуют, что, до революции всего лишь один раз в году говели и Великим постом причащались… А мы ведь исповедуемся регулярно, молимся, в церковь ходим, какая же в нас благодать-то Божья должна в душе сиять и изливаться на всех, а у нас… Но не это главное. Мы должны быть уверены, что ни при каких обстоятельствах не дрогнем, не потеряем верность Иисусу Христу. Вот это для нас важно. Лишь бы было у нас стремление жить вместе с Ним, быть неразлучными со всеми святыми угодниками Божиими, новомучениками, исповедниками. Они — наши помощники, молитвенники, опора наша. Мы должны осознавать ответственность за то, что на нас лежит слава Божия. Мы призваны к этой славе, мы своей жизнью должны показывать верность Христу. Вот что значит для нас подвиг новомучеников и исповедников российских.

Пускай не будет это для нас очередным праздником церковным. Пусть это будет праздник нашей души, чтобы это был личный праздник каждого христианина, который растворяется в общем ликующем празднике и Церкви Небесной торжествующей, и Церкви земной воинствующей. И если мы жизнью своей, казалось бы в мелочах, проявим верность Христу, то, когда встанет вопрос действительно исповедничества, наша душа и сознание, наша вера не дрогнут. Аминь.

 

2009 год

Яндекс.Метрика