О званых

о званых

Уготовал господин праздничный пир и послал слугу, чтобы тот пригласил гостей, которые были заранее уже предупреждены об этом пире, об этом торжестве, чтобы они поспешили к уготованной трапезе. Но одни из них сослались на то, что землю приобрели, нужно распоряжаться этой недвижимостью; другие сказали, что куплен новый скот, и им нужно тоже им заниматься; третьи сказали, что свадьба, жена, любовь — некогда идти на пир. Тогда господин сказал своим слугам, чтобы они пошли по всем дорогам, далям, весям — собирать всех нищих, убогих, званых-незваных, чтобы все пришли на этот пир, потому что «много званых, мало избранных». (Мф. 20,16). Для нас очень знакома эта фраза из притчи, которую сказал нам Господь Иисус Христос. Но как мы применяем её в своей жизни, в своём личном отношении ко Господу Богу и к пиру — Царствию Небесному, к которому призывает Господь всех нас?

Торжество Царствия Небесного приготовлено и доступно для каждого из нас, и Господь Иисус Христос зовёт всех людей, абсолютно всех, со всего мира, со всей Вселенной. «Приидите ко мне все труждающиеся и обремененные и Я успокою вас (Мф. 11, 28); И войдите в радость господина своего». (Мф. 25, 21). Но люди, уж если говорить обо всех людях, населяющих Землю, в подавляющем большинстве своём вообще не слышат этого призыва, не хотят слушать. Евангелие проповедано всему миру, даже в самых дальних уголках — каких-нибудь островах Новой Зеландии — всё равно известно о Благовещении Христовом, известно, кто такой Иисус Христос и о Царствии небесном слышали.

Но люди не спешат бросать свои дела и торопиться на пир веры, торжества Царствия небесного. Почему? Потому что земное очень понятно и доступно, а то, что небесное, очень часто бывает непонятно и недоступно. И получается, теоретически, умом люди понимают, соглашаются, и заповеди, в общем-то, хорошие, и согласны мы с учением Христовым, но вот выполнять эти заповеди трудно, а поэтому не хочется. И находятся всё время оправдания, что, дескать, у нас есть поважнее дела, что нужно заниматься житейскими вопросами, которые насущней. Нужно заботиться о семьях, нужно заботиться о здоровье детей, об их обучении, нужно всё время думать о том, как найти лучшую работу, чтобы зарабатывать деньги, чтобы обеспечить семью, для того, чтобы приобретать необходимое, а в основном, для того, чтобы приобретать то, что, в общем-то, не совсем необходимо.

Потому что у многих, да у всех людей, бывают обычно такие вожделенные какие-то вещи, мечты, чего очень хочется приобрести, и кажется, что без этого жить на свете совсем невозможно. Но, как говорит древняя мудрость, любая вещь на земле, она имеет ценность для человека только тогда, когда он ею не обладает, когда он её не имеет. Когда он приобретает что-то, о чём он очень долго мечтал — то, что он приобрёл, уже не имеет такой ценности, какая была в его мечтах, в его вожделениях. А наоборот даже, то, что человек земное стяжает, облагает его бременами неудобоносимыми. То есть столько появляется забот и проблем, о которых даже и не думает человек, когда стяжает всё, что казалось ему необходимым. Если какое-то богатство земное, помимо радости, о которой человек думает, «вот я буду богат, это будет так здорово, потому что я могу себе и это себе позволить, и там приобрести, могу помогать нуждающимся, могу поделиться…» И такую перспективу себе радужную рисует.

Но вдруг получается действительно так, что приобретает человек много: состояние большое, много средств у него получается, и за огромным количеством навалившихся проблем, все эти мечты — сразу улетучиваются. Потому что, кроме заботы о сохранении этого богатства, о приумножении его, о том, что куда-то его выгодно вложить, да как бы не потерять, да чтобы не обманули… И где уже благие мечты и благие намерения? Только намерениями они и остались, а на практике всё получается, что всё высокое и такое благородное погибает под тяжестью земного, того, что наваливается на человека. Поэтому эти оправдания для нас такие понятные и естественные, что вот, Господи, прости, пожалуйста, но некогда. Не могу я себе позволить найти время для того, чтобы утром помолиться, для того, чтобы спросить благословения на предстоящий день. Не хватает у меня сил, желания и возможностей и вечером перед сном поблагодарить Бога за то, что произошло в этот день, покаяться в своих грехах, которые в прошедший день мы совершили.

То есть всё время какие-то оправдания находятся и очень мелочные они получаются. И порой человек как-то привыкает к этому и успокаивает свою совесть. То есть, если вначале совесть беспокоит: «Ну как же так, у меня это не получилось, тут не получилось, на праздник в храм не сходил. Все торжествовали, а я вот как-то в своих заботах не удосужился…» А потом привыкает и успокаивается. И очень понятно, что да, хорошо, если там перекрестился разок с утречка — и по делам; ну, хорошо, если на ночь перекрестился, перед тем, как лечь в постель, а передача была очень интересная по телевизору, часок-другой потратил, глядишь на какое-то развлечение, а вот помолиться уже сил не хватает, уже глаза слипаются, зевота и всё, больше нет никакого памятования о Боге…

Я о таких вещах говорю, которые на самом деле сопровождают и сопутствуют всем нам, которые становятся очень привычными. И вот наша задача христианская — осознать свою избранность. Потому что не в том, что по каким-то заслугам избирает нас Господь: «Вот церковь, ты христианин, ты хороший, я тебя люблю,— говорит Господь, — Я тебя прощаю, Я тебя спасаю, и вот тебе место за праздничным столом в Царствии Небесном…» Нет никакой заслуги и никакой избранности. Званых много, но избранным получается тот человек, который осознаёт, к чему он призван, к чему приобщает его Господь, что ему дарует Господь — совершенно безвозмездно; но нужно только потрудиться, отложить всякое житейское попечение, чтобы принять участие в торжестве Царствия Небесного. И уже здесь в земной жизни среди забот, хлопот, болезней, невзгод и проблем можно сидеть за трапезой Божественного торжества Царствия Небесного. Но для этого прикладываются какие-то усилия, потому что «Царствие Божие нудится, и те, кто понуждает себя, сподобляются его». (Мф. 11, 12)

Очень много разных веяний в церкви бывает, очень много разных мировоззрений даже, если можно так сказать. Почему? Потому что многие — некоторые скажем — из христиан православных начинают сами придумывать свою избранность, свою, якобы, такую особую отметину от Бога, что он в праве что-то толковать, о чём-то говорить, противостоять священноначалию, критиковать его, придумывать разные догматы церковные, придумывать почитания разных святых, которые, как ему кажется, достойны этого почитания. И вот самоизбранность получается, приводит к отдалению от Бога. И не то, что отдалению от торжества веры православной, а приводит к хуле на Бога и полухуле на Духа святого, которое выражается в расколе.

Вот вы, наверное, слышали о том, что идёт новая волна такого раздора в Церкви, это о скорейшем канонизировании царя Ивана Грозного и Григория Распутина. Мало того, уже идут разговоры о том, что певца Игоря Талькова будут канонизировать как мученика за правду, за веру, — даже акафист уже составлен, и — не ужасайтесь! — о том, что и Сталина уже тоже канонизируют, потому что якобы он был тайный схимник и был праведник какой-то святой.

Откуда идут эти веяния? Вот от таких самоизбранных, самовосхваляющих себя людей, которые за счёт своего мнения, которое ставят выше мнения Церкви, выше мнения Вселенских Соборов, выше мнения Святейшего Патриарха: «Патриарх не знает ничего, ему там говорят ерунду всякую, а он верит; ну, а Собор, что там? Богословская комиссия? Они все тоже там ничего не знают. Вот я — знаю! Понимаете, вот я прав!» И начинается такая смута, которая приводит к расколу, к бунту против Церкви — что есть прямая хула на Духа Святого.

Наша задача видеть, различать, избранность, посвящённость Богу и самоизбранность, самоволие и самомнение. Чтобы не быть обманутыми и не быть втянутыми в эту самоизбранность, в эту самопровозглашённую какую-то святость и самость. Сила наша — в единении, в единстве, и враг спасения нашего как раз и сеет этот раздор, чтобы не было этого единства, чтобы всех перессорить, переругать, разделить, и, таким образом, и погубить.

Но ведь мы — званы на пир Царствия Небесного, и нам нужно сообща, всем вместе, едиными устами, единым сердцем славить и спешить на этот пир веры, отложив всякое житейское попечение.

Нельзя совсем прожить без заботы о земных проблемах, без любви к близким, без средств к существованию. «Но ищите прежде Царствия Божия и правды Его, и это все приложится вам (Мф. 6, 33) — говорит Господь Иисус Христос, — «Без Меня не можете делать ничего» (Ин.15,5). И если мы, таким образом, строим свою жизнь, ориентируем её, на то, что Господь зовет нас, что Он считает нас избранными, возможными, готовыми, для того, чтобы мы принимали радость в праздновании Царствия Небесного, то надо уже не посрамить эти чаяния и веру Бога в нас, что мы отзовёмся и придём к Нему, отложив всякое попечение житейское. И уж если мы, действительно, такую верность окажем Богу, то внидем в радость Господа своего, и здесь начавшись, эта радость уже никогда не престанет в Вечности. Будем же пребывать в этом торжестве, в царствии Божием, которому не будет конца.

2003 г.

Яндекс.Метрика