Погребение Плащаницы

Всуе храниши гроб, кустодие:
Не удержит бо рака Самосущую Жизнь.

Во святую и Великую Субботу празднуем боготелесное погребение и во ад сошествие Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, имиже наш род, от тления воззван быв, к вечней жизни прейде. Вся убо дни святая Четыредесятница превосходит: тоя же паки больши есть сия святая и великая седмица: великия же седмицы паки больши есть сия Великая и святая Суббота. Глаголется же великая седмица, не яко больши суть дние сии, или часы. но яко великая и преестественная чудеса и изрядная Спаса нашего дела в ней содеяшася, и наипаче днесь. Якоже бо в первом миротворении, всякое дело соделав Бог, и последи главнейшее, в шестый день создав человека, в седмый почи от всех дел Своих, и освяти его, субботу именовав, яже упокоение толкуется: сице и во умнаго мира делании, изрядно вся соделав, и в шестый день паки возсоздав истлевшаго человека, и обновив живоносным Крестом и смертию, в настоящий седмый день упокоися совершенным от дел упокоением, уснув животворным и спасительным сном. Снизходит убо Божие Слово с плотию во гроб, сходит же и во ад с нетленною и Божественною Своею душею, раздельшеюся в смерти от телесе, юже и в руце предаде Отцу, Емуже не просившу и Свою Кровь принесе, избавление нам бывшую. Во аде бо Господня душа, якоже других святых души, не бысть удержана. Како бо? Отнюд не подлежащи прародительней клятве якоже оны. Но и Крови, еюже куплени быхом, не взят враг наш диавол, аще и держаше нас. Како бо аще не точию от Бога? Но Бога Самаго можаше ли разбойник диявол яти? Обаче вселися во гроб Господь наш Иисус Христос телесне и с Божеством, совершенне плоти соединившимся. Бяше же с разбойником и в раи, и во аде бяше, якоже речеся, со обоженною Своею душею: преестественно же бе и со Отцом и Духом седяй, яко Бог неописанный: везде же бе, ничтоже Божеству во гробе страждущу, якоже ниже на Кресте пострада. И тление убо, еже есть разрешение души от тела, претерпе Господне Тело: растления же, сиречь разрушения плоти и удес, совершеннаго погубления никакоже. Но Иосиф убо, святое Тело Господне снем, во гробе нове близ Иерусалима в вертограде погребает, камень велий зело ко входу гроба положив. Иудее же, по пятце, приступивше, глаголют Пилату: господи, помянухом, яко льстец Оный рече, егда жив бе, яко по триех днех востану: мнится убо нам добро быти, да твоя власть повелит воинству затвердити гроб. Когда же Христос рече: востану? Мощно есть, яко и от притчи о Ионе пророце сие извождаху иудее. Отвеща же Пилат: аще убо льстец бе, что о глаголех Его печетеся? Тогда бо несумненно умре. Всяко же, глаголют безумнии, аще утвердится гроб, не украдется. Оле, како безумнии не разумеваху, яко, елика себе ради творяху, на ся творяху! Пилату же повелевшу, сами с воины и известною своею печатию затвердиша гроб, да не чуждей сущей стражи и печати, Воскресение Господне оболгано было бы. Но ад отселе содрогается и изумевает, твердейшую силу ощущая: неправеднаго убо ради поглощения Христа, твердейшаго и краеугольнаго камене, помале извержет и вся мертвыя, яже от века положи во чреве, снедь сотворив. Неизреченным снизхождением Твоим, Христе Боже наш, помилуй нас. Аминь.

Яндекс.Метрика